Эпосы Гомера, записки древней археологии.

Эпос Гомера, любопытные записи о древних событиях и артефактах археологии. Уже первые раскопки Шлимана показали,…


Эпос Гомера, любопытные записи о древних событиях и артефактах археологии. Уже первые раскопки Шлимана показали, что в поэмах Гомера есть любопытная часть правды. Очень многие описания в эпосе могут быть поняты лишь тогда, когда мы обратимся не к «классической» культуре Эллады, а к ахейской эпохе.

Гомер оставил записи о древней археологии

Гомер оставил записи о древней археологии

Вот хороший пример описания с артефактами. Гомер описывает в «Илиаде» странную шапку из войлока, к которой пришиты пластинки из кабаньих клыков. «Классические» греки таких шапок не носили. Но археологи раскопали гробницу, где обнаружено множество осколков кабаньих клыков. И если их надлежащим образом прикрепить к войлочной шапке, мы получим именно тот странный головной убор, который описывал Гомер!

Очевидно, описание шапки передавалось в течение нескольких столетий из поколения в поколение от человека к человеку. Археологи находят широкие обоюдоострые мечи, которыми пользовались на Крите и материковой Греции. Эти мечи упоминаются и в табличках линейных записей, причем они называются тем же самым словом, что и в гомеровском эпосе.

Вот другой, не менее поразительный пример соответствия данных археологии, поэм Гомера и табличек. Гомер рассказывает о том, что Одиссей прибыл в Амнис, где была пещера Эйлевтийи, богини деторождения. На побережье Крита, неподалеку от Кносса, археологи нашли древнее святилище в пещере. Этот храм действовал в греческую эпоху ахейцев и позднее.

А в одной из написанных линейным текстом табличек, найденной в Кноссе, была прочтена фраза о приношении сосуда с медом; здесь названо имя Элевгии из Амниса.

Элевтия, как было хорошо известно филологам, является вариантом имени Эйлевтийи. Название же Амнис звучит совершенно одинаково у Гомера и на глиняной табличке. При этом между глиняными табличками и Гомером лежит значительный разрыв во времени — приблизительно 700 лет.

Зачастую таблички очень определенно говорят о том, что у Гомера уже звучит туманно и неопределенно — ведь не могла же народная память сохранить все детали жизни ахейцев на протяжении столетий! Так, в гомеровском эпосе есть некое таинственное существо — Ифимедейя.

В табличках же Ифимедейя — могущественная богиня. Гомер описывает великолепные колесницы богов. Таблички же, равно как и находки археологов, говорят о том, что этими колесницами пользовались правители ахейцев.

У Гомера колесницы используются лишь как средство передвижения. Они привозят воинов на поле брани и увозят их с него. А это свидетельство того, что в гомеровскую эпоху было забыто истинное назначение колесниц ахейцев.

На самом же деле они использовались как своеобразные «танковые колонны». Отряд из сотни колесниц в тесном строю галопом мчался на неприятеля, сминая и опрокидывая его ряды.

Воспоминание об этом «танковом ударе» все- таки сохранилось и в гомеровском эпосе. Мудрый старец Нестор, правитель Пилоса, советует применить подобную тактику. Он полагает, что о ней забыли молодые герои Троянского похода.

Таблички линейного письма дали новые подтверждения историчности гомеровского эпоса. Но они же показывают и весьма значительное несходство (кстати, о подобных расхождениях говорят и раскопки археологов).

В табличках сплошь и рядом употребляется слово, обозначающее земельный участок, — у Гомера вообще нет этого слова. Таблички говорят о «лавагетах», царских воеводах, которые, судя по всему, были вторыми лицами после царя в городах-государствах ахейцев. В текстах гомеровских поэм «лавагеты» не встречаются.

Во многих табличках, найденных в Пилосском дворце, в определенном порядке перечисляется девять важнейших поселений. Девять городов пилосского царства перечисляется и у Гомера, но название лишь одного из них совпадает с перечнем табличек!

Вот почему совершенно прав Джон Чэдуик, когда он говорит, что ахейские и более поздние наслоения в поэмах Гомера настолько перемешаны, «что героические попытки ученых отделить одно от другого не привели к согласованным результатам». Он делает вывод о том, что в силу этого «не следует ни преувеличивать, ни преуменьшать роли микенского наследия в поэмах Гомера».


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ:

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *