23.01.2018      487      0
 

Волхвы и наша вера в чудеса.

Летописи — запись далеко не всех событий, произошедших в стране в тот или иной год,…


Летописи — запись далеко не всех событий, произошедших в стране в тот или иной год, это выборка только наиболее важных происшествий. Среди исторических записей очень часто попадаются сообщения как волхвы творили самые настоящие чудеса и могли общаться с Богом.

Волхвы и магия чудес древнего мира

Волхвы и магия чудес древнего мира

В более поздние времена, скажем, уже в XVIII веке, русские историки, смущаясь древними чудесами, старались их всячески развенчать, найти им простые и разумные, с их точки зрения, объяснения. Что же, пусть неясные объяснения останутся на совести самих толкователей. Мы же отнесемся с большим доверием к летописцам. Им положено строго подходить к отбору материала, а они никак не могли удержаться и вставляли сообщения о чудесах да, о бродячих волхвах.

Что если в Древней Руси жизнь и в правду была куда чудесней и удивительней, а волхвы обладали, куда как большим влиянием, чем полагают ныне? И не напрасно мы поставили чудеса и волхвов рядом — это явления одного порядка: где волхвы, там и чудеса происходят. Ясное дело, монахи сообщения о волхвах и творимых чудесах использовали для пропаганды христианства.

ВОЛХВЫ И МАГИЯ.

Так, в 1071 году близ Ростова во время голода появились два волхва, которые до этого бродили по волжским берегам. Видя людей, умирающих от истощения, стали они говорить, что хлеб и другие продукты припрятаны богачами. Да и не самими богачами, а их женами с помощью зловредного колдовства.

Люди не поверили, но, решив удостовериться, начали приводить к волхвам богачек, а те будто бы разрезали колдуньям спину и оттуда, как из мешка, высыпалось разное добро: и зерно, и окорока, и рыба вяленая, и заодно уж и куньи меха. Конечно, это был фокус, но свое дело он сослужил: умирающие от голода бедняки ринулись громить закрома богачей, да и волхвам жертвоприношение было, как в былые годы.

Довольны были все, за исключением самих богачей, которые поспешили в города — жаловаться князьям, дабы найти управу на бедноту и предводительствовавших ею волхвов. Когда жрецы вместе с тремя сотнями восставших прибыли в окрестности города Белозерска, местные богачи пожаловались предводителю дружины князя Святослава, боярскому сыну Яну Вышатичу, как раз собиравшему дань с голодающих: мол, бесчинствуют, жен ни в чем неповинных убивают, грабят!

Ян отправил послов, чтобы сказать им: Смерды моего князя! Выдайте мне волхвов! Надо полагать, что восставшие отказались подчиниться.

Тогда разгневанный Ян с отрядом отборных дружинников, вооруженных боевыми топорами, ринулся на толпу восставших. Его пытались остановить, предупреждали: Не ходи — убьют! Он же пошел вперед. Схватились. Какой-то оголтелый смельчак хотел ударить Вышатича, но промахнулся. Ян оглушил его обухом и велел дружинникам добить упавшего. После этого восставшие, испугавшись, поспешили скрыться в чаще леса.

Не решившись преследовать волхвов, Ян вернулся в Белозерск и объявил горожанам, что его дружина будет стоять тут целый год … если не поймают и не приведут к нему зачинщиков восстания, волхвов.

Белозерцы прикинули, во что им обойдется содержание княжеской дружины. Потом отправились в леса, схватили волхвов и привели их к Яну. Воевода начал допрашивать священников. Первым был вопрос: За что вы погубили столько людей? Ему объяснили, что богачи скрывали большие запасы продовольствия, в то время как бедные умирали от голода, а божья воля говорила помогать людям. Но власть всегда стояла на стороне богачей. Что ей бедняки? Так случилось и на этот раз. Ян возразил, что ни богачи, ни их жены не могли прятать добро в себе, в своем теле.

С этого момента участь их была решена, не стоит забывать, что это не ученая беседа, а допрос обвиняемых. Волхвы стояли связанными, вокруг них — вооруженные воины. Тем не менее разговор продолжался: надо ж было доказать всю вину предводителей восстания. На вопрос: Где находится их бог? — они ответили, как и следовало.

БОГИ С ВОЛХВАМИ ГОВОРИЛИ.

Волхвы оставались тверды в своей вере и ответили: Говорят нам боги: не можешь ты нам сделать ничего! Этот ответ стариков позабавил Яна. Был бы он истинным христианином, а не начетчиком, то понял бы смысл этих слов: можно ранить тело, но с вечной душой ничего сотворить нельзя. Увы, боярский сын так ничего и не понял, и велел пытать волхвов далее.

Били волхвов нещадно, с помощью специального пыточного приспособления выдирали бороды. Потом измученных, окровавленных, но оставшихся твердыми в своей вере старцев привязали к мачте и пустили в ладье по реке. Сам молодой боярин с дружиной отправился следом.

Чудом можно считать, что ладья не перевернулась, а волхвы не задохнулись и остались живы. Ян же вовсе не хотел довезти их к Святославу живыми и представить на его суд. То ли гнева боялся Святослава (как, мол, смел сам суд править), то ли по другой причине, но велел он ладью со старцами в устье Шексны остановить и вновь начал вновь допросы вести.

Видя возбуждение своего мучителя, старцы ответили: Боги нам молвят, что не быть нам живыми из-за тебя. Рассмеялся довольный Ян: Вот тут они, наконец-то, правду сказали! Волхвы стали просить: Если нас пустишь, много тебе добра будет; если же нас погубишь, много печали примешь и зла.

И много было мудрости в их словах, ведь убийце и мучителю после смерти — прямой путь в адовы темницы. А какие муки могут сравниться с адскими?! Не внявший предупреждению, Ян Вышатич сказал: Если вас пущу, то плохо мне будет от Бога, если же вас погублю, то будет мне награда.

Все же сам руки обагрять кровью не стал, а может и побоялся, но у гребцов спросил: У кого из вас родичи этими душегубцами убиты? Поскольку свита военачальника была сплошь из детей богачей, то все они пострадали от восставших. И после сигнала боярина: Мстите за своих! — накинулись те на стариков, как дикие звери, и убили, повесив тела волхвов на дубе.

Когда они возвращались домой и проплывали мимо этого дуба, то узнали, что ночью медведь забрался на дерево и унес их тела. По финно-угорским верованиям, это самая почетная смерть — на святом дереве, а тела их забрал хозяин леса, чтобы отправить к богам.

Какова была кончина Яна Вышатича, летопись не сообщает. Можем сказать, что Господь прощает проступки, совершенные в праведном гневе или во имя великих целей, как кажется людям. Но вот нам, далеким потомкам, чем хорошим вспомнить Яна Вышатича? Да, пожалуй, и нечем. А вот добрая память о волхвах, о почтенных старцах до сих пор идет по страницам истории.


НОВОСТИ СВОБОДНОГО ИНТЕРНЕТА:

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Паранормальные хроники
новости нашего интернета: